Познакомиться с норвежским му

Знакомства онлайн в Норвегии | Знакомьтесь с новыми людьми на Badoo

познакомиться с норвежским му

Хотя в рыбацком поселке неподалеку от Му-и-Раны меня уверяли, что с поездке входило поближе познакомиться с жирной норвежской сельдью – увы. Будучи студентом, он встретился с Йоргеном Му, вместе с которым, Познакомиться с персонажами норвежского фольклора. В музеях вы сможете лучше познакомиться с норвежской. архитектурой, музыкой и танцами. А еще здесь можно сесть на. лодку и прокатиться по.

Знакомства с австрийцами, замуж за австрийца - анкеты мужчин из Австрии.

И вдруг такой неожиданный подарок от гостиниц малых городов, хоть в постели кури — демократия! О давней связи наших поморов с Нурланном свидетельствует лютеранская церковь в Муи-Ране с неожиданной луковицей вместо шпиля.

На церковном кладбище среди прочих — братская могила советских военнопленных. В годы оккупации немцы заставляли их строить железную дорогу на Муи-Рану. После войны норвежцы протянули ее дальше в Заполярье. По этой дороге, одной из самых северных в мире, мы и отправились в Будё в поезде, состоящем из одного длинного вагона. Дорога шла вдоль живописной горной речки, карабкалась по пологим склонам, поднимаясь к ледникам и перевалу на высоте метров над уровнем моря.

Значит, опять мы пересекли полярный круг, уже по суше. Кругом карликовые березы, можжевельник, мхи, лишайники, камни и валуны, припорошенные снегом горы. И ни малейших следов присутствия человека, не считая рельсов и нашего вагона В Будё нас ждал микроавтобус с экскурсоводом Павлом. Родом он из Петербурга, учится в местном университете на социолога, а сюда попал в тринадцатилетнем возрасте с родителями-инженерами. За девять лет жизни в Будё к полярной ночи, которая тянется здесь два с половиной месяца, привык давно, а вот русским считать себя так и не отвык.

познакомиться с норвежским му

Россиян в Норвегии не то чтобы пруд пруди, но это сотни людей и семей в любом городе с населением от 20 тысяч жителей и выше. Чуть не каждый четвертый норвежец женится сегодня на русской — есть над чем задуматься. Нас приняли как желанных гостей в Центре защиты морских орлов, не знаю уж за какие заслуги.

Мне всегда нравилось военно-морское название Sea Eagle, но я не подозревал, что это не метафора, а вид птиц.

Автостопом в Норвегию | ВКонтакте

Здесь, в окрестностях Лофотенских островов, самая большая в Скандинавии популяция этих хищников. Под шампанское с морепродуктами мы выслушали целый спич, переходящий в доклад, о жизни этих гордых пернатых. За панорамным окном разгорался над заливом и островами немыслимой красоты закат. Натовская авиабаза вносила свою лепту в общую картину — росчерками сверхзвуковых истребителей в небе и ревом их реактивных двигателей. Когда настало время вопросов, я поинтересовался: Настоящую опасность для птиц представляют не истребители, а ветряки-электрогенераторы на побережье: Представившаяся сцена дон-кихотской битвы морских орлов с ветряными мельницами потрясла мое воображение.

И я немедленно выпил, как и подобает в таких случаях русскому человеку. Гражданский аэропорт в Будё оказался "бесшумным" — никаких голосовых объявлений, вся информация на табло. Видимо, натовские вояки приучили население любить тишину. Отсюда, на ночь глядя, мы совершили короткий перелет в Алту. У входа в отель в Алте указатели сообщали: В номере было прохладно и неуютно, за окном белели заснеженные горы — но под окном обнаружился калорифер с регулятором, а пол в ванной оказался с подогревом.

Я скользнул под сугроб одеяла и забылся сном. Слишком много впечатлений за два дня. Из Алты нам предстоял километровый рывок на мыс Нордкап, Он считается крайней материковой северной точкой Европы. Хотя вообще-то это нечестно. Крайняя точка Европы — расположенный чуть восточнее мыс Нордкин, а Нордкап находится на острове Магерёйа, который всего семь лет назад соединили с материком 7-километровым туннелем под проливом. Да и на самом острове севернее Нордкапа выдается в океан пологий мыс Кнившелльодден, в переводе "Острие Ножа".

Но, во-первых, так уж повелось с легкой руки английских мореходов, давших Нордкапу его название полтысячи лет. А во-вторых, Нордкап — впечатляющий мрачный утес, возвышающийся на м над суровыми просторами Ледовитого океана, за что и посещают его ежегодно тысяч туристов. Норвежское название острова переводится как "Скудный", но каждую весну саамы переправляют сюда на пароме кормиться пять тысяч оленей.

Обратно окрепшие олени преодолевают 2,5-километровый пролив вплавь. Саамы направляют и сопровождают рогатое стадо на лодках — то еще зрелище, должно быть! В здешних водах водится уйма рыбы, от трески до палтуса, в одном из заливов выращивают синих мидий, а прибрежная полоса кишит камчатскими крабами — "невозвращенцами" из более прохладных советских территориальных вод, где их затеяли разводить в х годах.

На крабовое сафари мы и отправились из крошечного островного порта неподалеку от Нордкапа. В очередной раз облачились в комбинезоны и понеслись на надувной лодке с мотором по волнующемуся морю к загодя поставленной ловушке с приманкой — потрошеной треской. Крабовое сафари — идея нескольких предприимчивых местных жителей, придумавших, как подзаработать на туристах.

Удовольствие обходится в 60 евро с человека — или в евро, если выловленных крабов тут же, на пустынном берегу сварить в бочке. Крабы огромные, весом 3—5 кг, и сильные, своими клешнями палец могут откусить в два счета. Поэтому все наше участие в ловле свелось к наблюдению за тем, как извлекают из глубины сетки с уловом подводных чудищ, опасливому фотографированию с ними в руках и поеданию крабового мяса вечером в ресторане портового отеля под рюмку замечательной норвежской водки "Аквавит" со вкусом ржаного тминного хлеба.

Норвежское заполярье

Из дюжины пойманных на сафари крабов только три небольших оказались самцами. Огромных самок с залежами черной волосяной икры под панцирем норвежцы немедленно вернули на дно прямо в ловушке. Я разговорился с одним из устроителей, Рюнаром Юнсеном. Ему немного за тридцать, отец двух дочек. На мысль организовать сафари его натолкнули частые корпоративные вечеринки приезжих норвежцев — в подпитии им всем хотелось приключений. Для Рюнара и его друзей сафари — приработок, в основное время они трудятся в порту, на дорожных работах или на стройке.

Надо учесть, что в среднем годовой доход норвежца составляет больше 20 тысяч евро. Полвека назад это была одна из самых бедных стран Европы. Норвегия внезапно разбогатела на обнаруженной американцами в ее территориальных водах нефти. Теперь еще и огромные запасы газа нашли. Свалившееся благосостояние сделало Норвегию привлекательной для многих, но и способствовало развитию неких завихрений в норвежском характере.

Не чужаку, конечно, об этом судить, но в скандинавском мире, как известно из истории, норвежцы долго играли роль аутсайдеров сравнительно со шведами и датчанами. Несколько столетий эти потомки викингов прозябали на задворках общего с ними государства, а затем унии. И хотя в году норвежцы вышли из унии, а Кристианию переименовали в Осло, память все же осталась. Как и привычное чувство соперничества с соседями, которое со временем приобрело мягкую форму дружеской пикировки. Тем более что такое счастье привалило — нефть.

Естественный прирост населения в благополучной стране плачевный, спасает только приток иммигрантов. Так что богатство не столько отменяет, сколько видоизменяет проблемы. Хотя, конечно, быть богатым и здоровым предпочтительнее. Больно было смотреть на ржавый российский траулер в порту, дожидающийся от норвежских властей разрешения на вылов рыбы в их водах. На полпути между Нордкапом и Алтой нам повстречался лагерь саамов-оленеводов.

На въезде в лагерь мужчины свежевали отбракованных оленей, поднимая ободранные обезглавленные туши. За процессом с любопытством наблюдали притихшие малыши-саамы. Их привезли сюда на экскурсию из городской школы. Зрелище, прямо скажу, не для слабонервных.

А в отдаленном загоне происходило безостановочное и бессмысленное коловращение оленьего стада вокруг нескольких доминирующих самцов. Их ветвистые рога возвышались над оленьими спинами, подобно сухим деревьям посреди низкорослого кустарника. Это было похоже на какой-то шаманский танец под ненастным осенним небом перед началом кочевья.

Кстати, спросив гида, сколько стоит олень, я прикинул, что такое стадо должно стоить несколько миллионов евро. О квадроциклах, катании на каяках по фьорду, рыбной ловле на океанский спиннинг с корабля и прочих формах "активного отдыха" с неизменным переодеванием в комбинезоны, рассказывать не стану из экономии места — неделя, проведенная в норвежском заполярье, по сумме впечатлений стоит иного месяца.

Но вот о впечатлении от города Тромсё умолчать не могу. Его называют "маленьким Парижем" Северной Норвегии, но мне он масштабом и ландшафтом напоминал скорее швейцарский Люцерн, а застройкой — университетские городки Массачусетса или Пенсильвании. Из 75 тысяч его жителей 10 тысяч — это студенты. Город старый и молодой, живой и очень красивый даже ночью. В порту Тромсё соседствуют белоснежный круизный лайнер с трехмачтовым парусником, грузовое судно — с океанской моторной яхтой.

Мосты перекинуты на острова, а от берега фьорда тянется подвесная дорога к ресторану на вершине горы. Треугольный Арктический собор у ее подножия, еще его называют "собором Северного Ледовитого океана", напоминает ледяной торос.

В Тромсё Амундсен готовил свои арктические экспедиции. В доме, где он останавливался, теперь ресторан "Пеппермёлле". Один из залов увешан фотографиями экспедиций, а само заведение славится своей французско-норвежской кухней. Как забыть острый вкус супа из камчатского краба и нежную консистенцию обжаренной оленины, дотушенной в скороварке до состояния отварного языка, — под белое эльзасское, красное австралийское и десертное изюмное вино?! Именины брюха и возвращение в цивилизацию.

Город Тромсё дважды обязан русским, и многие здесь об этом помнят. Он и возник благодаря нашим поморам — с начала XVIII века они приплывали на этот дикий берег торговать, не платя пошлин. Наконец терпение у норвежских властей лопнуло, построили таможню, с нее-то и начался город. А во вторую мировую войну город спасли от уничтожения советские войска.

Немецкие части, отступая, сжигали северные норвежские селения и города — Алту, Будё — подчистую. Страстные речи молодого патриота встретили в нем живой отклик и понимание.

Молодые люди быстро подружились. Григ и Нурдрок хотели не только писать музыку, но и пропагандировать. С этой целью они организовали в Копенгагене музыкальное общество, которое должно было знакомить публику с произведениями молодых композиторов Дании, Швеции и Норвегии. Его назвали "Общество Евтерпы" в честь музы - покровительницы музыки. Как всегда, Григ много работал.

Но успел написать он лишь одно произведение - концертную увертюру "Осенью", так как внезапно его свалила лихорадка. Болезнь протекала очень тяжело, и спас юношу только тщательный уход. Один из романсов Григ посвятил своей кузине Нине Хагеруп.

Нина жила в Копенгагене с матерью, известной драматической актрисой Верлиг Хагеруп. От матери она унаследовала сценическое дарование. У нее был чудесный голос, и она мечтала о сцене, о пении, о том, чтобы знакомить публику с талантливыми сочинениями современных композиторов.

познакомиться с норвежским му

Нина превосходно исполняла романсы Грига. Молодые люди любили друг друга, но мать Нины не хотела и слышать о браке. Она желала для своей дочери более солидного мужа, а не никому не известного композитора. Григ должен был доказать матери Нины, что она ошибается. В году он приехал в Кристианию и, прежде всего, решил дать концерт, чтобы приобрести известность, общественное вложение. Это был настоящий норвежский концерт.

И публика и пресса были в восторге. Вскоре Филармоническое общество Кристиании пригласило Грига на должность дирижера. Появились и приглашения давать уроки. Теперь молодой музыкант мог считать себя материально обеспеченным. Молодые люди получили согласие на брак. Свадьбу отпраздновали 11 июня года. Началась самая замечательная пора в жизни композитора - расцвет таланта, наступление творческой зрелости.

Новые сочинения завоевывают признание публики. Это и новые романсы, и первая тетрадь "Лирических пьес", и сборник норвежских танцев, в которых отразились впечатления Грига от скитаний по родной стране.

Вскоре после своего удачного концертного дебюта в столице Норвегии Григ с увлечением занялся общественной деятельностью. При его активном участии 14 января года в Кристиании состоялось открытие Музыкальной академии - первого норвежского музыкального учебного заведения. В году вместе с молодым норвежским композитором Иуха-ном Свенсеном, тоже воспитанником Лейпцигской консерватории, Григ организует Музыкальное общество, объединившее му зыкантов-исполнителей. Скоро это общество становится важней шим центром концертной жизни не только Кристиании, но и всей Норвегии.

После возвращения из Рима Григ написал свое первое музыкально-драматическое произведение - "У врат монастыря" на текст Бьёрнсона. Композитор посвятил его Листу. Вслед за ним, в том же году, появилась мелодрама "Бергли-от", также по поэме Бьёрнсона. Сюжет ее писатель почерпнул в одной из древних исландских саг. Затем вниманием Грига снова завладело произведение Бьёрнсона, на этот раз его драма "Сигурд Юрсальфар", повествующая о событиях далекого прошлого Норвегии.

Григ вдохновенно работал над "Сигурд ом". Музыка к драме была закончена в небывало короткий срок - всего за восемь дней. Несмотря на успех пьесы, Григу стало ясно, что исполнение его музыки драматическому театру оказалось не под силу. Для того чтобы она стала известной публике, композитор сделал сюиту, в которую вошли лучшие фрагменты из музыки к драме. Григ мечтал о создании национальной норвежской оперы. Он хотел написать ее в сотрудничестве с Бьёрнсоном. Однако замыслу этому полностью так и не удалось осуществиться.

В году поэт прислал Григу три первые сцены будущей оперы "Улаф Трюгва-сон".

познакомиться с норвежским му

Последующие сцены не были написаны Бьёрнсоном. Сначала он уехал за границу, потом Григ увлекся работой над музыкой к "Перу Гюнту" Много лет спустя эти три сцены были оркестрованы и исполнены.

К поэтичнейшим страницам творчества Грига относится его вокальная лирика. И в ней многое связано с именем Бьёрнсона. Чудесные романсы "За добрый совет", "Принцесса", "Тайная любовь", "Первая встреча" написаны на его стихи. Многие произведения Бьёрнсона вдохновили композитора. Но самое значительное и, пожалуй, самое популярное сочинение Грига связано с именем другого великого норвежца - Ибсена.

В январе года Григ получил письмо от Генрика Ибсена. Знаменитый норвежский писатель и драматург предлагал композитору написать музыку к его драме "Пер Гюнт". Образ героя драмы писатель взял из норвежского фольклора, но простую бесхитростную сказку он сделал философским произведением и одновременно социальной сатирой.

Великий драматург придал сказочному норвежцу Перу черты современного ему человека. Его Пер Гюнт смел и обаятелен. Однако он лишен цельности, которую так ценил Ибсен в древних героях Скандинавии. Григ загорелся, ему хотелось сразу же взяться за работу. Но были и опасения. Он понимал, что задача, которую поставил перед ним драматург, не вполне отвечает характеру его творчества, его индивидуальности. С Бьёрнсоном Григ всегда чувствовал себя легко и свободно.

Они понимали друг друга с полуслова. Но драматург и композитор договорились. Григ рассчитывал быстро написать музыку: Но его надежды не оправдались. Однако "Пер Гюнт" все больше привлекал к себе Грига, и он упорно работал.

Партитура была закончена в апреле года. На 24 февраля года была назначена премьера. Успех новой постановки "Пера Гюнта" был огромным. Спектакль шел тридцать шесть раз подряд, и публика всегда вызывала драматурга и композитора. Всем очень понравилась музыка. В печати о Григе говорили как о равноправном создателе спектакля. В театре еще готовится к постановке "Пер Гюнт", идут последние репетиции, а Григ уже поглощен новой работой.

познакомиться с норвежским му

Он сочиняет Балладу для фортепиано - рассказ о Норвегии времен легендарных походов викингов, ее природе, жизни народа. Балладу Григ писал в Бергене, но все время мечтал уехать из города в какое-нибудь уединенное селение в горах, где бы он мог все свои силы отдавать творчеству, где никто не мешал бы. В году Григ поселился в Луфтхюсе - живописном местечке на берегу Хардангер-фьорда.

Он снял дом у крестьян Ханса и Бриты Утне. В селении у Грига было много друзей. Жители Луф-тхюса - рыбаки, пастухи, земледельцы - часто навещали композитора. Перед Григом словно раскрылся новый мир. Здесь было создано одно из лучших его сочинений - Струнный квартет для двух скрипок, альта и виолончели, поражающий богатством образов - и задушевно-лирических, и взволнованных, и восторженных, порывистых, и жанрово-бытовых, претворяющих стихию норвежских народных танцев. Весной года с огромным успехом прошли его концерты в Кристиании и Копенгагене; в лейпцигском "Геванд-хаузе" он блестяще исполнил свой фортепианный концерт.

К Григу пришла всемирная слава исполнителя. Его хотели слышать во всех странах Европы, одно приглашение следовало за другим. Несмотря на огромную занятость, Григ не оставлял и музыкально-общественную деятельность.

В родном Бергене он руководил концертным обществом "Гармония". Это требовало больших сил и энергии. Все же основной для Грига все эти годы была композиторская деятельность. Самое значительное произведение этого времени - Соната для виолончели и фортепиано, посвященная брату Иону. Она полна пафоса и страсти. Слава Грига росла, но неожиданно это стало причинять неудобства. Хардангер-фьорд каждое лето привлекал к себе множество туристов.